Krajn (krajn) wrote in island_tortuga,
Krajn
krajn
island_tortuga

Categories:
Глядя сейчас сверху на схему тех событий, упрощая их до предела, можно сказать следующее: три взрослые женщины, по мере своих сил, принимали участие в судьбе юниора. Они спасали его, уводили за ручку подальше от смерти. Спасали живую душу. Живая душа тогда была очень тупой. Задавленная сверху высоким интеллектом и грудой комплексов, она росла вкривь и вкось, питаемая изредка встречами с хорошими людьми.

Меня выписали из 7-ой городской переводом в ЦНИИТ, повелев явиться туда через две недели. Перед выпиской Лидия Анатольевна передала мне листочек с адресом и сказала, что вдова Мария Васильевна К. очень просила меня зайти к ней. Мама моя тогда уже уехала из Москвы и я, выйдя на станции «Сокол» и отыскивая адрес, искренне недоумевал: что же от меня требуется?

Квартирка у Марии Васильевны была крошечная, очень чистая и уютная. Я посидел, попил чаю, рассказал, как мог о последних минутах «деда Володи». Мария Васильевна сокрушалась, что ушла в тот вечер из больницы. «Он сказал, что хорошо себя чувствует, все нормально…»

За день до смерти он подозвал меня к себе и спросил: «Сережа, Вы не скажете, как называются эти... такие зелененькие из фруктов в сахаре, ими торты украшают?»

- Цукаты?

- Да, да, цукаты, спасибо. Цукаты.

Было тяжело смотреть в его глаза, серьезные и спокойные, совсем не стариковские, детские.


Тогда я мало интересовался рассказами пожилых людей, и вполуха слушал о жизни «деда Володи», уделяя максимум внимания тому, чтобы не нагадить случайно на очень красивом чайном столике и не разбить чего-нибудь из прекрасного сервиза.

Оказывается, он очень сильно страдал, у него был рак. Оказывается, он был крупнейшим авиаконструктором, и заболев, убегал сначала из Кремлевки, затем еще откуда-то и докатился, наконец, до 7-й городской, до народа. Оказывается, он был летчиком-испытателем, экспертом по расследованию причин аварий самолетов, заместителем Яковлева.

- Авиаконструктора? - спросил я.

- Да.

На стенке висела большая и известная фотография лучшего истребителя войны - Як-3. Что-то зашевелилось у меня в голове:

- А на фотографии...

- Да, это он в кабине. Первый испытательный полет.

Такой большой и четкой фотографии я не видел. В книгах перепечатки именно с этой фотографии. Это оригинал. Я делал модель для воздушного боя. Второе место на республике, центр тяжести вперед загнал, скорость была бешеная а маневренность низкая, еле-еле на спину выходил...

Черт побери, в кабине – «деда Володя»! Совсем молодой, просто Володя для друзей и начальников. Хорошо видно лицо - ничего общего с тем человеком, чья рука дрогнула в последний раз в моей руке. Легенда войны: Як-1, Як-3, Як-9… Эстафета… Черт побери, этот человек уже умер…

Я шел в свое общежитие и думал о двух пожилых людях. Он несколько раз говорил с ней обо мне. Последний раз - в день смерти. «Хороший мальчик…» Я - хороший мальчик? Он испытывал «летающую пушку»! Он курил в форточку в Кремлевке и посылал нахрен медперсонал. Что-то киношное. Это было! Это был живой человек, но его больше нет.

Tags: krajn
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments