Krajn (krajn) wrote in island_tortuga,
Krajn
krajn
island_tortuga

Category:

В больнице молодой человек многое сумел понять, так ему казалось. Например, что наука и он имеют очень мало общего, несмотря на то, что в свое время его захваливали и давали грамоты на всяческих олимпиадах - он был в классе первым учеником. Понял, что жизнь гораздо сложнее, чем казалась раньше. Он увидел смерть (полузнакомого человека, со стороны), он видел людей, кашляющих кусочками своих легких, видел как сгорают от температуры, медленно, за несколько лет. Ему казалось, что теперь он умудрен жизнью и «горьким опытом».
Отчасти это - правда, молодой человек повзрослел за год на два-три. Плохо было то, что в его голове каким-то образом укоренилось высокомерное отношение к своим сверстникам, он считал себя умнее и опытнее, считал себя вправе судить их (про себя) и быть им неподсудным.
Да, молодой человек был одарен от природы, обладал прекрасной памятью, прозрачным мышлением, широким кругозором…
Больше ничего.


Я вышел из больницы повзрослевшим. Начинать учиться снова не хотелось, но позитивных предложений у меня не было (да и откуда им тогда взяться?), я отдохнул зимние каникулы у родителей в городе на Волге и вернулся в свой институт.
В новой группе большинство было на год моложе меня. Были и «старики», но они держались своей, особой компанией. На первом курсе все в новинку: вызовы в деканат, общежитие, хождение в пивную на Полянке вместо лекции по начертательной геометрии, знакомства с девушками, которым и ты в новинку…
Наша компания сложилась почти сразу. Шестеро жили в одной комнате общежития, и я тоже пропадал там целыми днями. В компании было три лидера: я, Игорек Андреев и Кешка Князев. Говорят, что один в дружбе всегда помыкает другим. Мы с Кешкой выпадали из этого правила, ни у него, ни у меня самолюбие не болело, мы были необходимы друг другу. Нам было хорошо вместе, интересно, я больше говорил, он больше слушал.
Мы все были дружны между собой, но я отсекаю сейчас сложные и переплетенные наши отношения. В путанице человеческих симпатий всегда можно выделить двоих. Собутыльников. Приятелей и знакомых. Друзей. Меня и Кешку.
Кешка обладал удивительным характером. Он был очень прост в общении, с ним было легко. Никогда я не видел его рассерженным или кричащим вовсе не потому, что он был уступчив или слаб характером. Он был добр к людям. Это было не прекраснодушие, не маниловщина, не подхалимство. Он был добрым, добрым, видимо, от природы. Когда в огромной нашей комнате возникал спор - кому убирать со стола - и уже кто-то кричал, что он дежурил вчера, а кто-то позавчера, Кешка молча собирал посуду, нес ее мыть, приносил чистую стопку тарелок, брал тряпку и мусорное ведро… Обычно никто не помогал ему. Не потому, что ленились. Просто, в молодости очень трудно признаться, что ты неправ, неправота в частном случае кажется крахом всего авторитета. А прав был среди нас только Кешка. Он заканчивал уборку, садился на кровать к кому-нибудь в ноги и заводил совершенно посторонний разговор. Наверное, все мы ждали в таких случаях, чтобы он хоть словом, хоть жестом показал: «Вот какой я!» - тогда бы мы были оправданы, но Кешка, я знаю, даже не думал об этом. Ни до, ни после я не встречал таких людей. Он был не старше нас - ровесник, просто он уважал людей, даже глупых, даже плохих, и был добр к ним. Кто из нас в восемнадцать лет мог похвастаться тем же? - Никто.
Кешка мог, но он не думал об этом, а садился к кому-нибудь на кровать и говорил: «Послушай, давай завтра купим гуся и пожарим с яблоками? А то все пиво, да пиво…»

…И вот сейчас мне не понять как, почему я смог променять своего единственного друга, человека, который сделал меня лучше и добрее, на внешне красивую девушку, любящую только себя. На девушку с пустым сердцем и пустой душой. Пустой!
Почему только смерть Кешки показала мне, кто есть кто? Почему, почему?
Я плачу иногда, даже сейчас, спустя два года. Плачу, когда никто не видит меня, когда вдруг вспоминаю все это и снова кричу про себя «почему». Я сижу один и с ужасом убеждаюсь, что не смерть Кешки зачеркнула в моей памяти его плохие черты, оставив только хорошие, что и в жизни он был таким, каким помню я его - ровная улыбка и чуть глуховатый голос, его любимое: «Ну послушай…»
Я ищу утешения, думая, что умершие оживают, когда мы вспоминаем о них. Думая, что хоть этим я немного уменьшу свой долг, который не смогу возвратить никогда. Потому что его некому возвращать. Кешки нет на земле. Его нет. Совсем.
Что мне до пустой логики! Логика говорит - я не виновен, твердит, что не случись этой зеленой «Волги» - и моя крошечная неточность, некорректность в дружбе забылась бы через день. Логика!
Когда я один на один с памятью, что мне до логики? Я вспоминаю Кешку и эту девушку, и мне хочется кричать в глаза ей: «Дура, дура, дура!» Хотя она ни в чем не виновата. Она жива.
- Я виноват?
- Я жив.
И никогда не смогу отдать долг.
При чем здесь логика?


Из больницы я вышел очень веселым и уверенным в себе человеком. А морда у меня всегда была мрачная. Это противоречие, статус новичка, а также то, что проблемы детского лидерства остались позади, позволило мне довольно легко влиться в коллектив новой группы. И группа оказалась на высоте. В ней присутствовали только одна «умная жопа» и только один стукач и одна стукачка, которая была, по совместительству, той жопой. Остальные были людьми.
С новыми жизненными навыками я бросился вперед. Я вернулся в баскетбол и на первой же тренировке, получив мяч в отрыв, ускорился, заорал и грохнулся на пол. Спинной мозг помнил как надо ускоряться, а мышцы на ногах стали за год совсем слабенькими. Левую ногу я очень сильно потянул, а на правой порвал деталь сухожилия с неприличным названием.
Имея большую становую силу в хребте, но хилые ножки, я сходу попытался взять следующий вес - любовь. И ножки подломились. Несколько пустых связей с женщинами заставили меня отскочить в сторону, испытать боль и недоумение. Я повторял себя, женщины повторяли мою первую подругу Т. Завязка-развязка, ложь, боль на душе. Случка-разлучка, слезы, грязь на душе.
И я замедлил ход, почти остановился. Я жил - словно стоял на карнизе. С той разницей, что очень сильно трусил, трусил идти. Я учился в институте втянув голову в плечи, шишка на темечке еще сильно болела. Я каждое утро делал зарядку, прилежно учился, ходил в кино и театры. Я увлекся HiFi звуковоспроизведением (тогда это было модно) и вскоре достиг в нем кое-какого понимания. Мать сняла для меня отдельную квартиру, купила хорошую радиоаппаратуру. Я снова пошел в баскетбол и делал все как надо. Я изготавливал элитные звуковые колонки и изготавливал их хорошо. Я стал руководителем дискотеки, и мы с друзьями делали все как надо.
У меня появились друзья. В парке Горького в то время было тринадцать пивных точек, и мы проводили там большую часть свободного времени.

...Ранняя весна, Ленинский зачет, субботний урок идиотизма с хихиканьем в кулачок. Но это прекрасно, прекрасно, потому что после него мы идем с девушками в парк пить пиво.
«Пльзень»! «Керамика»! «Уголок»! Музыка моей жизни, музыка молодости.

Мы стояли тесной компанией вокруг забитого кружками столика на первом этаже «Времен года». Девушка, которая нравилась мне, стояла рядом, мы касались локтями. Я брал щепотку соли и проводил ею по краю кружки.
- А это зачем? - спрашивала она.
- Так вкусно, - важно отвечал я, увидевший этот прием вчера у алкаша на Даниловке.
- Надо попробовать, - говорила она.
Шел разговор, и моя соседка уже смеялась, уже светились ее глаза, но… Я вспоминал, что спит она с другим, с веселым барыгой из нашей группы. Я вспоминал свой маленький и напрочь отрицательный опыт, и мне становилось скучно. И мы расставались.
Что останавливало меня тогда? Я мог очаровать любую девушку. Любую! Что заставляло наблюдать за жизнью, думать, взвешивать, сомневаться?
Я снова начал вести дневник. Форма дневниковых записей скоро стала тесной и я начал импровизировать, начал отходить от собственной жизни, приукрашивать ее, начались литературные опыты. И чем дальше заходили опыты, тем интереснее они становились, я втягивался.

Tags: krajn
Subscribe

  • До или после секса.

    Дилемма возникла. Тут вечером , после того как зарамсил все проблемы и разрулил накопившиеся дела, стало понятно что есть силы заняться сексом. Как…

  • порок ( абсурд)

    Извините пророк. Вначале похоронил либерализм ... Видимо в отдельно взятой стране хусым ( не больно) очередной перл Национальная идея на взгляд…

  • Тирольский геноцид

    Фольксваген, кляйнтрактор, рейхфюрер! Плохо что корона так вяло вправляет мозги. Увы. Но ведь цивилизацыю нам остановить не под силу. Что не может…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments