Алан (alanwitjas) wrote in island_tortuga,
Алан
alanwitjas
island_tortuga

Categories:

Ин вино веритас, ин аква санитас. Эксклюзив для island_tortuga!

KrasnoeSuhoe_1979_2019_09
Сидя за бутылочкой сухого красного, можно впасть в странную раздумчивость.

Собутыльники уж разбрелись по домам, а самому не спится. Так почему бы не спиться?

Вот промелькнула где-то новость, среди мириад прочих ерундовостей, что амеры готовы бомбить Калининград.

В мутной жиже новостей, селевым потоком несущейся по информационным ущельям, и эта хрень могрла бы промелькнуть и истлеть, но пьяный ум зацепился за что-то смутное, выдернул какую-то невнятную ассоциацию, сплел узор странный.

Вот взять старика Канта. Мог ли он, при всей своей прозорливости, предвидеть, какую судьбу готовят его родному городу?

Если нет, то грош цена всей философии и всему эдакому мировоззрению.

Я тоже философ, между прочим. Заглянув в полную бутылку, вижу дно -  и эта тоже опустеет.

Но пока не опустела. Пока еще вкушаю терпкую влагу выдержанного вина. Знаю – «синька» зло, но и в ней есть своя, сермяжная правда.

Вот будь я сейчас здоров и бодр, напившийся воды родниковой и в ледяном водопаде омывшийся. Скачи я Тарзаном средь диких дерев вековечных лесов... Занимали бы меня тогда мысли всякие глубокосмысловые? А?

Мнится мне, что нет, ни фига бы они, мысли эти, меня не трогали.

Но ведь не так все со мной. Живу в цивилизованном глобализме, потребляю блага всяческие безмерно, в меру покупательной способности, а способность эту зарабатываю, обменивая бесценное свое время на презренные пиксели. Люди гибнут за металл? Ага, щаззз. Кто ж им метал этот даст? Виртуальный – эт пожалуйста. Сколько заработаешь – весь твой. Весь этот пшик – вот он, бери.

Беру, разглядываю пристально сквозь стенки бокала, сквозь багровую прозрачность виноградного перевоплощения, сквозь реинкарнацию ягод в психеделик.

И что предстает взору, что видится? Ох и страшное же дело... Матрица – она, конечно, весьма пугающа в своей идее. Устрашающа и удручающа. Но в матрице есть откровенность, прямота алгоритмическая. Рационализм эдакий, туды его в ванночку с формалином. В общем, распознать можно, отследить рельсы программистической задумки, отследить и увильнуть, запутав свои следы неадекватными зигзагами, кои машинный недоразум постичь не в силах.

Нет, не матрица это, а нечто пострашнее – концентрационный лагерь для живых душ. Да, да – Захсенхаузен и Аусшвитц  были бесконечно жестоки и цинично убийственны. Но все эволюционирует, совершенствуется, как технологии.

То, что вижу, страшнее.

Высоцкий как-то спел: Твой мир колдунами на тысячи лет укрыт от меня и от света. И думаешь ты, что прекраснее нет, чем лес заколдованный этот.
Именно так, лучше не скажешь.

Гляжу в межпиксельное пространство и вижу – что-то есть там живое.

Алкоголь, как форточка, которую забыл закрыть вертухай. Отверстие невелико, весь не протиснешься, не сбежишь, но кое-что видать.

Вот есть же люди. Аминка например. Пусть через пиксели, пусть издаля и изредка беседы ведем, но ведь душу греет.

И Женя – социопаткой себя величающая. Сестра моя во питие.

Как-то давно, помню, когда я еще много-много пил и курил, сидели мы в виртуальном пространстве рядом, а в реальном десятками тыщь километров разделенные. Пили и беседы вели. Даже название у нашего сборища было эдакое с вывертом: вакхабиты. В том смысле, что Вакх над нашими посиделками незримо председательствовал. Дык и сами посиделки же незримы невооруженным глазом были. Только сквозь янтарную прозрачность коньяка, или рубиновость сухого красного мог объективный наблюдатель воспринять сакральность той мистерии.
Душой компании и украшением ее была, конечно Евгения Павловна, скалой разума Фауч, а третьим я, чтоб традицию «на троих» соблюсти, вероятно.

Посиделок таких было немало. Традиция даже сложилась.

Наша нестройная компания строиными рядами вторгалась в подъезды к почтенным посетителям всяких разных сообществ, бухала там, балагурила, тревожа сон жильцов дома и бросая окурки мимо пепельниц.

Да, были времена такие.

Как-то столкнулись мы даже с, неменее пьяным, Коронером (был пьян и ник его забыл).

Женька к нему по дружески обратилась, мол пошли с нами бухать, а он как заартачился, назвал ее нехорошим словом и обидел всячески.

Сцепились мы с ним в словесной перепалке. Виртуальными кулаками помахали, пиксельными метлами помели – оказался парень вполне адекватный. Даже перед Женей извинился после. Зря обижал ее и осознал... А ведь после сдружились мы с ним. Моряк он, а я – горец. Но Честь понимаем схоже....

Ну это я в ностальгические воспоминания ударившись, думаете забуду камрада Варлоха помянуть пиксельно-уважительно? Ошибка в этом мнении – не забуду.

Пузырь почти опустел, и голова, лбом колотясь о клавиши клавиатуры, всякую неразборчивую фигню выводит трелями нечитабельными.

Так к чему это все было сказано? Какая фабула? Опустела голова – нет ответов.

Странно это. Может оттого, что температура высокая? Грёзы всякие инфекционные мерещутся? Нет и небыло никого, наверное....

Вспоминаю камрада Монгола. Где он там сейчас? Меряет ландшафты на глаз и с приборами. Тонет в зыбучих болотах, сидит у костра в тундре... Знаю, многие здесь не любят его. Правда не знаю, за что.

Блуждает мысль, растекается мысью по древу. Опустела бутылка. И душа, побеседовав с вами, утешилась немного.

Нет никого и нету ничего. На этой оптимистичной ноте стоило бы начать новую повесть. Но нет, лагерный режим против.

Воды, дайте чистой воды!
Tags: Про жизнь, Чтиво, написалося, размысльИньки
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 64 comments