Андрей *киник* Кольцов (kinik_etc) wrote in island_tortuga,
Андрей *киник* Кольцов
kinik_etc
island_tortuga

...Прапорщик.

...Всё таки какая диковинная, прям таки сумашедшая, разница между прапорщиками разных эпох. Нынешний Шматко, известный своим "Ё моё!" и прежний Гумилёв. Наверное каждому поколению свой прапорщик, как маячок, маркер его.
Но это вторичная мысль, а сказать я хотел о том, что люди понимают лишь то, что хотят понимать сами, по своему лекалу, что блестяще и доказал мой любимый акмеист, называвший себя "пуэт".
Гумилёв.2.jpg
"Поэт Николай Степанович Гумилев был полнейшим профаном в музыке: не любил, не знал и не понимал ее. Однако он настойчиво утверждал, что о музыке можно говорить все, что угодно: не понимает ее будто бы никто.
В редакции «Всемирной литературы» он как-то увидел ученейшего, авторитетнейшего музыковеда Николая Александровича Бруни и сказал приятелям:
- Сейчас я с ним заведу разговор о музыке, а вы слушайте! Только вот о чем? О Бетховене? Что там Бетховен написал? Ах, да, «Девятая симфония», знаю…

Он подошел к Бруни и завел такой разговор:
- Как я рад вас видеть, дорогой Никалай Александрович! Именно вас! Знаете, я вчера всю ночь почему-то думал о Бетховене. По-моему, у него в «Девятой симфонии» мистический покров превращается в нечто контрапунктически-трансцедентное лишь к финалу… Вы не согласны? В начале тематическая насыщенность несколько имманентна… как, например, в ноктюрнах Шопена…

Тут на лице Бруни выразилось легкое изумление, брови поднялись. Гумилев спохватился:
- Нет, конечно, не того Шопена…нет, Шопена проблематического… Впрочем, я у него признаю лишь третий период его творчества! Но у Бетховена слияние элементов скорей физических с элементами панпсихическими в «Девятой симфонии» находит свое окончательное выражение в катарсисе, как у Эсхила… или, нет, не у Эсхила, а, скорей, у Еврипида…

Длилась эта вдохновенная импровизация минут десять. Под конец Бруни взволнованно сказал:
- Николай Степанович, вы должны непременно написать это! Непременно! Все это так оригинально, так ново, и позволю себе сказать… нет, не скромничайте, не возражайте!... все это так глубоко! Вы меня чрезвычайно заинтересовали, Николай Степанович.

Торжествующий Гумилев возвратился к приятелям.
- Ну что? Кто был прав? И ведь какую околесицу я нес!"

Смех прапорщика Шматко
Tags: kinik
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments